?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Миф душевной болезни: 50 лет спустя

Предисловие, 2010

Благие намерения всегда будут взывать о наделении властью. Едва ли будет сильно сказано, что Конституцию создали ради защиты народа от угроз со стороны благих намерений.

Дэниэл Уэбстер


1

 

«Моя цель в этой работе – поставить вопрос: «существует ли такая вещь как психическое заболевание?» - и показать, что таковой не существует». Такой была первая фраза моей статьи «Миф душевной болезни», опубликованной в февральском выпуске журнала «The American Psychologist» за 1960 год. В следующем году появилась книга с тем же самым названием.i

На протяжении 1950-х, когда я написал «Миф душевной болезни», идея о том, что предоставить американскому народу «охрану здоровья» - это ответственность федерального правительства, еще не вселилась в национальное сознание. Большинство людей, называемых психически больными, считались «хроническими», неизлечимыми, и содержались в психиатрических больницах штатов. Врачи, которые о них заботились, были наемными работниками правительств штатов. Врачи в частном секторе лечили пациентов, обращавщихся к ним добровольно и получали оплату от своих клиентов или от их семей.

С тех пор некогда четкие разграничения между медицинскими и психиатрическими стационарами, добровольными и недобровольными пациентами, а также частной и общественной психиатрией стерлись в небытие. Практически всё медицинское и психиатрическое здравоохранение составляет ответственность федерального правительства, регулируется им, а также оплачивается, частично или целиком. Немногие психиатры, если таковые вообще остались, существуют засчет оплаты своих услуг, получаемой от пациентов непосредственно, и ни один из них не волен напрямую оговаривать с пациентом условия своего «терапевтического договора», которым должны руководствоваться их отношения.

Каждый, кто называется «профессионалом в сфере психического здоровья», теперь по закону обязан предотвращать «опасность для себя самого и окружающих» со стороны пациента. Иными словами, психиатрия медикализована, целиком и полностью. Мнение официальной американской психиатрии, которую воплощает Американская психиатрическая ассоциация, опирается на цензурное одобрение со стороны Федерального правительства и правительств штатов. Более не существует законного немедицинского подхода к «душевной болезни», подобно тому, как нет немедицинского подхода к кори или меланоме.

Вот почему пятьдесят лет назад имело смысл утверждать, что психические болезни – это не заболевания, а сегодня говорить об этом смысла уже нет.

Дискуссия о том, что считать психическим заболеванием, а что – нет, сменилась законодательной медикализацией и демедикализацией поведения. Исчезают старые болезни, такие как истерия и гомосексуальность. Появляются новые болезни, такие как курение и азартные игры.

Пятьдесят лет назад вопрос: «Что такое психическое заболевание?» составлял предмет интереса для широкой публики, философов, социологов и профессиональных врачей. Теперь это не так. На этот вопрос ответили – сказать «отмахнулись» будет точнее – носители политической власти. От лица государства они постановили, что «психическое заболевание – такая же болезнь, как и любая другая». Так политическая власть и профессиональное своекорыстие объединяются, превращая ложные верования в «лгущие факты».ii

В 1999 году президент Уильям Джей. Клинтон объявил: «Душевную болезнь можно диагностировать и успешно излечивать точно так же, как физическое заболевание».iii Типпер Гор, советник президента Клитона по вопросам психического здоровья, заявила: «Один из наиболее распространенных и вредоносных мифов – это будто психическая болезнь не является физическим заболеванием. Нет ничего более далекого от истины».iv С этим согласился Генеральный хирург Дэвид Сэтчер: «Подобно тому, как расстройство может произойти в сердце, почке или печени, точно также расстройство может произойти и в мозге».v «Белая книга Белого Дома о мифах и фактах в психическом здоровье» утверждает: «Исследования последнего десятилетия доказывают, что психические заболевания – это диагностируемые расстройства мозга»vi В 2007 году Джозеф Байден, в то время сенатор, а сейчас вице-президент страны, заявил: «Аддикция – это нейробиологическое заболевание, а не избираемый образ жизни. Настало время, чтобы мы начали рассматривать ее именно в таком качестве. …Мы должны показать пример и переменить названия наших федеральных исследовательских учреждений таким образом, чтобы они в точности отражали эти реалии. Изменив то, как мы говорим об аддикции, мы изменим то, как люди о ней думают. И то, и другое – критически важные шаги на пути преодоления социальной стигмы, слишком часто связанной с заболеванием».vii В то же самое время Байден представил в Сенат законопроект «О признании аддикции заболеванием». Законопроект предлагал переименовать Национальный институт злоупотребления веществами в «Национальный институт болезней привыкания», а Национальный институт злоупотребления алкоголем – в «Национальный институт алкогольных расстройств и здоровья». В 2008 году Конгресс потребовал от страховых компаний предоставлять людям с психическими заболеваниями «такой же доступ к возможностям покрытия расходов [на лечебные меры] как и людям с физическими заболеваниями».viii

Утверждение о том, что «психические заболевания представляют собой поддающиеся диагностированию расстройства мозга» не обосновано научными исследованиями. Это ложь, ошибка или наивное возрождение соматического положения давно дискредитированной гуморальной теории болезней. Мое утверждение о том, что психические заболевания – это фиктивные заболевания, также не основано на научном исследовании. Оно опирается на научно-материалистическое определение заболевания в качестве патологического изменения клеток, тканей и органов. Если мы принимаем это научное определение болезни, то из этого следует, что психическое заболевание – это метафора, и заявлять данную точку зрения означает утверждать аналитическую истину, не поддающуюся эмпирической фальсификации.

Моим величайшим, непростительным грехом в Мифе душевной болезни стало привлечение общественного внимания к лингвистическим претензиям психиатрии и ее предвзятой упреждающей риторике. Ну кто станет выступать против «помощи страдающим пациентам» или «лечения поддающихся исцелению заболеваний?» Кто будет отстаивать «игнорирование больных людей» или «отказ предоставить пациентам спасительное лечение»? Отвергая этот жаргон, я настаивал на том, что психиатрические больницы подобны тюрьмам, а не больницам, недобровольная психиатрическая госпитализация – это разновидность лишения свободы, а не медицинская помощь, что принудительные психиатры выступают в роли судей и надзирателей, а не врачей и целителей; и предлагал, чтобы мы рассматривали и понимали «психические болезни» и психиатрический ответ на них в качестве предметов права и риторики, а не медицины и науки.

Такого рода претенциозное риторическое упреждение разумеется, не ограничивается «психическим здоровьем». Напротив, это популярная политическая уловка. Например, мой покойный друг, специалист по развитию экономики П. Т. Бауэр усматривал использование такого же рода обманчивой риторики для контроля над дебатами по вопросу помощи другим странам: «Если официальный перевод богатства назвать «помощью» - это создает позицию полного одобрения. Такое название разоружает критика, затеняет реальность и создает предубеждение в отношении к результатам. Кто посмеет выступить против помощи менее удачливому?»ix

Хотя, казалось бы, интуитивно очевидно, что такой вещи как «заболевание разума» не существует, идея о том, что психическое заболевание не является медицинской проблемой, противоречит общественному мнению и психиатрической догме, которые определяют психиатрию в качестве отрасли медицины, а психическое заболевание – в качестве заболевания мозга. Так, когда человек слышит мое утверждение о том, что такой вещи как психическое заболевание на самом деле нет, он скорее всего ответит: «но я знаю такого-то, ему поставили психиатрический диагноз, и выяснилось, что у него имеется опухоль мозга. Со временем, по мере усовершенствования медицинской технологии, психиатры будут способны продемонстрировать, что все психические болезни – это заболевания тела». Такая возможность не фальсифицирует моего утверждения, что психическая болезнь – это метафора. Она его верифицирует: врач, который выявляет, что определенный пациент, признанный душевнобольным, страдает от заболевания мозга, обнаруживает, что пациенту поставили ошибочный диагноз: у пациента не было душевной болезни, у него было необнаруженное телесное заболевание. Ошибочный диагноз врача не служит доказательством тому, что термин «психическое заболевание» относится к классу заболеваний мозга.

Частично такой процесс биологических открытий характеризовал историю медицины, когда одна форма «сумасшествия» за другой оказывалась проявлением того или иного соматического заболевания, например, бери-бери или нейросифилиса. В результате такого открытия заболевание прекращает считаться формой психопатологии, и впредь классифицируется и лечится в качестве невропатологии. Если в отношении всех «состояний», именуемых «психическими заболеваниями», будет доказано, что все это – заболевания мозга, говорить о психической болезни будет незачем, и сам этот термин утратит смысл. Однако, поскольку термин описывает суждения определенных людей о (дурном) поведении других людей, в действительности происходит прямо противоположное: история психиатрии – это история постоянно разрастающегося списка «психических расстройств».

 

2


Тезис, который я выдвинул в «Мифе душевной болезни», не был ни свежим прозрением, ни новым открытием. Он только выглядел так, и даже в большей степени выглядит так сегодня, потому что мы заменили старый религиозно-гуманистический взгляд на трагическую сущность бытия – современным обесчеловеченным псевдомедицинским взглядом.

Секуляризация повседневной жизни – и вместе с ней медикализация души и страданий любого рода – начинается в Англии шестнадцатого века. Шекспировский Макбет (1611) выступает здесь в качестве предвестника. Под грузом вины за свои смертоносные поступки леди Макбет «сходит с ума»: она возбуждена, беспокойна, не может поесть, отдохнуть или заснуть. Ее поведение тревожит Макбета, и он посылает за доктором, чтобы тот исцелил его жену. Прибывший врач быстро распознает проблему леди Макбет:

 

/ВРАЧ: Дальше, дальше. В жизни ты познала что-то недозволенное.

/ПРИДВОРНАЯ ДАМА: Она выдала, чего не должна была говорить.

 

Доктор пытается отвергнуть усилия Макбета медикализировать страдания жены:

 

/ВРАЧ: Ее недуг не по моей части…/ Насилья

Всегда ведут к насильственным концам.

Больная совесть лишь глухой подушке

Свои секреты смеет поверять.

Священник больше нужен ей, чем доктор.

От страшных дум захватывает дух,

Но не осмелюсь высказать их вслух.

 

Макбет отрицает этот «диагноз» и требует, чтобы врач исцелил его жену. Далее Шекспир вкладывает в уста доктора бессмертные слова, в точности противоположные тому, что психиатры и публика обучены думать и утверждать в наши дни:


« МАКБЕТ

Ну, как больная, доктор?

ВРАЧ

Государь,

Она не так больна, как вихрь видений

Расстраивает мир её души.

МАКБЕТ

Избавь её от этого. Придумай,

Как удалить из памяти следы

Гнездящейся печали, чтоб в сознанье

Стереть воспоминаний письмена

И средствами, дающими забвенье,

Освободить истерзанную грудь

От засоряющих её придатков.

ВРАЧ

Тут должен сам больной себе помочь».

 

Догадка Шекспира о том, что сумасшедший «должен сам себе помочь», одновременно глубока и очевидна. Глубока потому, что наблюдение страдания вызывает в нас порыв помочь, «сделать что-то» для страдающего или сделать что-то со страдающим. Но и очевидна – потому, что исходя из понимания страданий леди Макбет как последовательности внутренней риторики («голос» совести, воображение, «галлюцинация»), исцелением должна быть внутренняя риторика (разговор с собой, «внутренняя помощь»)


К концу девятнадцатого века покорение души медициной завершилось. Лишь писателям осталось наблюдать и обличать трагическую ошибку. Сёрен Кьеркегор (1813-1855) предупреждал: «В наше время именно врач исполняет исцеление душ... и он знает, что надо делать./ [доктор] «Вам нужно ездить на воды, и еще скакать на лошади... и кроме того, развлечение, развлечение, много развлечения... / [пациент]: «Чтобы облегчить встревоженную совесть?» [Доктор]: «Вздор! Что за чушь! Встревоженная совесть! Её более не существует.’"x

Сегодня роль врача в качестве целителя души не ставится под сомнение.xi

В мире не осталось дурных людей — только психически больные. «Защита по невменяемости» упраздняет дурное поведение, грех уступки искушению и трагедию. Леди Макбет — человек не потому, что подобно нам всем, она - «падшее создание». Нет, она — человек потому, что она душевнобольная пациентка, которая, как и все люди, здорова/добра от рождения, если только психическое заболевание не сделает ее «больной»/ее поведение плохим: “Современное направление критического осмысления направлено на переоценку леди Макбет, которая, как утверждают, вочеловечена своим безумием и самоубийством».xii

 

3

 

 

Все, что я прочел, увидел и узнал, укрепляло мое сложившееся в юности впечатление о том, что виды поведения, которые мы называем «психическими заболеваниями», и к которым мы добавляем сотни уничижительных ярлыков из нашего лексикона в отношении безумия, медицинскими болезнями не являются.xiii Они являются плодами нашей медикализации проблемного или создающего проблемы поведения — то есть, истолкованиями и определениями, со стороны наблюдателя, поведения людей, за которыми он наблюдает в качестве медицински неполноценных лиц, нуждающихся в медицинском лечении. Эта культурная трансформация мотивируется в основном современной терапевтической идеологией, которая заменила старый теологический взгляд на мир, а также политическими и профессиональными интересами, которые она привела в движение.

В то же время, пожалуй, было одно детское впечатление, подтолкнувшее меня к размышлениям, которые привели к написанию «Мифа душевной болезни» и выбору времени для того, чтобы его обнародовать. Проводя детство в Будапеште в 1920-х годов, я узнал о знаменитом венгерском акушере девятнадцатого века Игнаце Земмельвейсе (1818 — 1865) и его трагической судьбе. Памятник ему стоял, и стоит сегодня, в маленьком парке напротив старой городской больницы, недалеко от гимназии, в которой я проучился восемь лет.

Земмельвейс открыл причину пуэрперальной (послеродовой) лихорадки — до того, как бактерии были обнаружены в качестве фактора, вызывающего заболевания. Как он точно, но невежливо, это сформулировал, причиной заболевания были грязные руки врача. Кроме того, Земмельвейс разработал способ предотвращать ужасающие эпидемии родовой горячки, присущие родильным отделениям больниц середины девятнадцатого века: мытье рук хлорированной водой.

История жизни Земмельвейса глубоко задела меня — отрицание его открытия и лечебной меры медицинской профессией, которую оно глубоко уязвило, его заключение и смерть в сумасшедшем доме. В раннем возрасте она научила меня тому, что ошибаться может быть опасным, но быть правым в то время, когда общество считает ложное верование большинства истиной, может быть смертельным.xiv Этот принцип особенно применим к ложным истинам, составляющим основополагающую часть всей системы общественных верований, и поддерживающим экономически и экзистенциально важные общественные практики. В прошлом, фундаментальные ложные истины имели религиозную природу. Сегодня, в основном, они медицинские по сути. Урок участи Земмельвейса хорошо послужил мне.

После того, как я усвоил научное понятие заболевания, мне показалось самоочевидным, что многие люди, классифицируемые в качестве психически больных, не являются больными, и что лишать их свободы и ответственности на основании несуществующего заболевания — тяжкое нарушение основных прав человека. В медицинской школе я начал ясно понимать, что мое истолкование было правильным, что психическое заболевание — это миф, и что поэтому глупо искать причины и лечебные меры для воображаемых недугов, которые мы называем «душевными болезнями». Заболевания тела имеют причины, такие как инфекции или недостатки определенных питательных веществ. Очень часто их можно предотвратить или вылечить, обратившись к устранению этих причин. Люди, которым приписывают психические заболевания, имеют причины для своих действий, которые следует понять; их невозможно вылечить лекарствами или иным медицинским вмешательством, однако другие люди, понимающие их трудности, могут им помочь преодолеть те препятствия, с которыми они сталкиваются.

Общественная потребность в отрицании тревожащих истин, которую иногда называют «рефлекс Земмельвейса», описывается как «рефлективное отрицание нового знания вследствие того, что оно противоречит сложившимся нормам, верованиям или парадигмам... автоматическое отрицание очевидного, без осмысления, исследования или эксперимента».xv

Глубокое ощущение непреодолимой власти ложных истин помогло мне скрывать мои идеи от представителей сложившейся психиатрической мудрости до такого времени, когда я уже не находился под их образовательным или экономическим контролем, и вести себя таким образом, чтобы свести к минимуму шансы поставить себя в роль «врага народа».xvi

Не зная фактов и линии рассуждения, изложенных выше, интервьюеры непременно спрашивают: «Как может психиатр говорить, что психического заболевания не существует? Какие эксперименты Вы проводили, чтобы прийти к столь необычной точке зрения? Когда и почему Вы переменили свой взгляд на душевную болезнь?» Я пытаюсь объяснить — обычно без особого успеха — что я не ставил никаких необычных экспериментов, не проводил специальных «исследований», не открывал ничего, и не менял веру в психическое заболевание на неверие в него. Вместо этого я разоблачал популярную ложь и ее далеко идущие экономические, политические и социальные последствия, а также показал, что психиатрия опирается на две глубоко безнравственные судебные практики — недобровольную госпитализацию и защиту по невменяемости. В соответствии с этими заключениями, я отверг лживую риторику диагнозов-заболеваний-лечений, воздержался от принуждающе- извиняющего аппарата, называемого «психиатрия», и ограничил свою работу психиатрическими отношениями с взрослыми, которые этого хотели, то есть — конфиденциальными беседами, которые принято называть «психотерапия». продолжение по этой ссылке

i Szasz T. The Myth of menal Illness,” American Psychologist, 15: 113-118 (February), 1960, The Myth of Mental Illness: Foundations of a Theory of Personal Conduct [New York: Hoeber-Harper, 1961], revised edition (New York: HarperCollins, 1074).

ii Szasz, T. Psychiatry: The Science of Lies (Siracuse: Siracuse University Press, 2008).

iii Clinton, W. J., in “Remarks by President, the First Lady, the Vice President, and Mts. Gore at White House Conference on Mental Heath,” June 7, 1999. http://archives.clintonpresidentialcenter.org/?u=060799-speech-by-president-at-conference-on-mental-health

 

iv Gore, T., in ibid.

v Satcher, D., цит. по “Satcher discusses MH issues hurting black community,” Psychiatric News, 34:6 (October 15), 1999.

vi White House Press Office, White House Fact Sheet on Myths and Facts About Mental Illness, June 5, 1999. “Myths and Facts about Mental Illness,” New York Times, Jun 7, 1999, Internet edition.

vii ABC News, “Biden bill labels addiction as a disease, sparks debate,” August 7, 2007; http://www.jointogether.org/news/headlines/internews/2007/biden-bill-labels-addiction.html.

viii Bender B., “Mental-health parity law a big win for Kennedys,” Boston Globe, October 4, 2008; http://www.boston.com/news/nation/articles/2008/10/04/mental_health_parity_law_a_big_win_for_kennedys/

ix Bauer, P. T., From Subsistence to Exchange and Other Essays (Princeton:Princeton University Press 2000), p. 42.

xKierkegaard, S., “A visit to the doctor: Can medicine abolish the anxious conscience?,” in Parables of Kierkegaard, edited by Thomas C. Oden (Princeton: Princeton University Press, 1978), p. 57.

xiСм. Hawthorne, N., The Scarlet Letter (1850) {New York: Bantam Dell, 2003), pp. 124-125.

xiiMacbeth Summary,” Study Guide, http://www.enotes.com/macbeth/

xiiiSzasz, T., A Lexicon of Lunacy: Metaphoric Malady, Moral Responsibility, and Psychiatry (New Brunswick, NJ: Transaction Publishers, 1993).

xivSzasz, T., “An Autobiographical Sketch,” in Jeffrey A. Schaler, editor, Szasz Under Fire: The Psychiatric Abolitionist Faces His Critics (Chicago: Open Court, 2004), pp. 1-28.

xvWikipedia, “Semmelweis reflex,” http://en.wikipedia.org/wiki/Semmelweis_reflex

xviIbsen, H., An Enemy of the People (1883), translated by James Walter McFarlane (New York: Oxford University Press, 1999).

Comments

( 15 comments — Leave a comment )
tanius
May. 8th, 2010 04:24 pm (UTC)
Здесь полностью та книга, которую Вы посоветовали мне почитать?
cchr_rus
May. 8th, 2010 04:40 pm (UTC)
Конечно нет, это только предисловие к американскому изданию 2010 года :)
Предисловие к русскому изданию выложил вот тут^

http://cchr-rus.livejournal.com/4296.html

Насколько я знаю, "миф" доступен в хороших книжных магазинах, издание получилось вполне бюджетное.

Есть несколько статей автора на блоге
szasz-po-russki.blogspot.com
но они посвящены более специфическим вопросам
tanius
May. 8th, 2010 04:46 pm (UTC)
Жалко, что в сети нет. Я обычно, прежде чем покупать - просматриваю книгу.
cchr_rus
May. 9th, 2010 09:59 am (UTC)
Здесь выложены только те тексты, разместить которые доктор Сас дал мне разрешение либо сам, либо отослав соответствующую просьбу к нынешнему правообладателю. Разрешения выложить всю книгу целиком я не получал.
tanius
May. 8th, 2010 05:08 pm (UTC)
Что-то у меня остается какое-то двойственное впечатление от всей этой радикальной антипсихиатрии. Я, к сожалению, не психиатр, но мне кажется антимедицина - такая же секта как и ортодоксальная медицина. Интуиция мне подсказывает, что истина посередине. Но не имея соответствующего образования - наверняка утверждать не могу.
cchr_rus
May. 9th, 2010 10:05 am (UTC)
Я взялся советовать Вам книжку только для того, чтобы внести ясность про "невротические привязанности", как это мне представляется :) Но если собираетесь разбираться до основания, то боюсь, что одной интуиции будет недостаточно. Придется проверять доводы на достоверность. Поскольку если факты и доводы не проверены - истины точно не будет.
tanius
May. 9th, 2010 10:57 am (UTC)
Согласна. Короче, чтоб в этом разобраться надо посвящать этому жизнь и становиться психиатром.
cchr_rus
May. 9th, 2010 11:06 am (UTC)
Целую жизнь - жалко, лучше не посвящайте.
tanius
May. 9th, 2010 12:02 pm (UTC)
Не буду, а Вы сами почему интересуетесь? Вообще у меня есть знакомый психиатр, можно попробовать с ним подружиться, и то, что меня заинтересовало - сливать ему, а он пусть увлекается. Т.е. как бы увлекаться через него. :-)
cchr_rus
May. 10th, 2010 11:01 am (UTC)
Интересуюсь из стойкой нелюбви к ловушкам. Поэтому и дружба с психиатрами складывается крайне редко и непросто.
tanius
May. 10th, 2010 01:22 pm (UTC)
Не, этот прикольный. С одной стороны он работает в Алексеевской больнице, т.е. практик, а с другой стороны
член Независимой психиатрической ассоциации, и исповедует идеи гуманизма. Его любимое слово - это "мягкий". Мягкое расстройство, мягкое лечение. Можно передачу с ним послушать на радио "Свобода": http://www.svobodanews.ru/audio/audio/27932.html
Только там фамилию переврали, на самом деле - Павличенко.
cchr_rus
May. 10th, 2010 02:20 pm (UTC)
Спасибо, послушал с интересом. Он ссылается в эфире доктора Саса, правда, не вполне точно.
По чуть-чуть коллеги Вашего знакомого, на которых он ссылается, описывая конференцию в Праге, начинают менять точки зрения. Давно пора. Судя по интервью, Вашему знакомому будет интересно рассуждение о шизофрении:
http://szasz-po-russki.blogspot.com/2007/11/blog-post_21.html
tanius
May. 10th, 2010 02:25 pm (UTC)
Спасибо. Сохранила себе. Возможно, он и читал. Спрошу как-нибудь.
dorinem
Sep. 27th, 2010 08:03 am (UTC)
Спасибо, очень интересно. Постараюсь достать книгу.
Анна Лысенко
Dec. 1st, 2012 01:37 pm (UTC)
Миф дешевной болезни
Жаль, что нет текста в электронном виде, - для цитирования. Хорошо, что есть Сас. Мне книга дала возможность совершенно новой песпективы, более оптимистической, чем классические подходы глубинной психологии. ( Фрейд, Юнг). Перевод небрежный, в тексте множество грубых опечаток. Впрочем и на том спасибо, учитывая как долго собирались...
( 15 comments — Leave a comment )

Profile

cchr_rus
cchr_rus

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow