Потому и не защищает, что психиатрия - самостоятельная ветвь полицейской власти

«Мамы аутичных деток часто говорят, что мы никому не можем доказать, что наши дети не тупые, не УО, - говорит Марина. - Да, они не вписываются в общепринятые нормы поведения, но это ни о чём не говорит. Существуют общепризнанные методики обучения аутичных детей, но почему-то у нас признаётся только пичканье детей нейролептиками с целью сделать их удобными в обучении».
...
"Даже среди медиков существует мнение, что их нельзя социализировать и потому детей автоматически приписывают к умственно неполноценным. Но это не так! Они прекрасно социализируются, хорошо обучаются, полностью себя обслуживают. А их отправляют на «домашнее обучение», они заброшены государством и в итоге действительно превращаются в умственно отсталых. По достижении 18 лет им ставят диагноз «шизофрения» со всеми вытекающими последствиями".
источник

Понимать или "тестировать"? Александр Данилин о грядущей наркологической инквизиции

...потребительская культура формирует свои коллективные установки по отношению к психическому миру человека. Можно сказать, что современная массовая культура пришла к выводу, что отдельная личность не в состоянии самостоятельно контролировать внутрипсихические процессы. Как сказал бы американский психолог Джулиан Роттер, большинство из нас передает «локус контроля»… товарам: лекарствам, врачам, назначающим эти лекарства или другим социальным институтам (например, педагогам или психологам, предлагающим свои виды «товаров»). Фактически, контроль над «правильной» деятельностью души перекладывается на внешние факторы.

Прямым следствием подобной установки культуры может стать утрата человеком индивидуальности. Собственно говоря, уже сейчас, немногие люди могут ответить на вопрос, о том, как именно индивидуальность должна проявлять себя.

С одним из следствий нашего отношения к индивидуальности человека мы столкнемся уже 1 декабря 2013 года.


... По отношению к лицам с «зависимым поведением» сегодня, собственно говоря, уже используются те самые идеологические приемы, которые использовала советская психиатрия по отношению к диссидентам.
24/10/2013 на конференции, посвященной организации реабилитационного процесса в наркологии, главный нарколог страны абсолютно откровенно заявил коллегам: "Главной задачей профилактики и[...] реабилитации[...] является раннее определение у детей мозгового и личностного дефекта, на основе которого формируется зависимость[...]"
«Дефект» этот Е.А. Брюн именует «туповатостью», ссылаясь на «швейцарского психиатра» Э. Штекеля, – того самого Штекеля, который вместе с Э.Рюдиным вел в 1930-е годы в Германии работу по составлению «психо-биограммы» на каждого жителя страны. Они стремились определить параметры «не арийской» конституции.
В Швейцарии Штекель и Рюдин скрывались от международного трибунала...
С помощью «тестирования на наркотики» наркология собирается выявлять «туповатых» (или, как говорил П.Б Ганнушкин «конституционально глупых»)!
Замысел «новой науки» очевиден: сначала «ученые» под руководством Е.А. Брюна выделяют среди населения группу лиц с химической зависимостью, на которую не распространяются законы государства. Затем, те же люди размывают границы понятия «зависимость», включая в него зависимость от компьютерных игр, социальных сетей, любовную зависимость и аномалии пищевого поведения. Все это включается в рамки «бредового психоза», то есть формы поведения, при которой человек не способен самостоятельно контролировать себя. Методики тестирования, ориентированные на выявление детей «с дефектом» или…. «туповатых» увеличивают размер этой социальной группы…до бесконечности.
Интересно, что наркологи собираются делать с огромной массой детей выявленных таким способом?
Это, увы, тоже очевидно! Так как наркология спасает таких детей от «бредового психоза», то их необходимо «профилактически» лечить психоактивными веществами – все теми же нейролептиками. ...

источник:

http://serebniti.ru/2013/10/ponimat_ili_testirovat/

О команде смерти Т-4

Мне кажется, эти темы между собой очень тесно связаны.






Чего из сказанного во время записи не включили в первый фильм: именно участники проекта Т-4 предложили технологию массового умерщвления "низших рас", отработанную ими на пациентах, а затем выступили в качестве экспертов по обустройству лагерей смерти. Большинство из них не только не предстали перед судом, но и спокойно вписались в послевоенный истеблишмент в Германии. Трое причастных к программе эвтаназии в ФРГ возглавляли национальную ассоциацию психиатров.
Те из них, кого после войны сумели разговорить историки, отвечали, что они всего лишь выполняли врачебный долг.
Ну собственно как и наши нынешние

Были ли психиатрические препараты причиной трагедии в штабе ВМС США?

автор: Ребекка Террел


Конгресс проводит расследование роли, которую рецептурные лекарства могли сыграть в массовом убийстве, имевшем место на прошлой неделе в адмиралтействе в Вашингтоне, когда бывший резервист, нанятый на работу по контракту, Аарон Алексис убил двенадцать и ранил троих человек. Как заявил в интервью вашингтонской радиостанции WTOP конгрессмен Джефф Миллер, возглавляющий Комитет по делам ветеранов при Палате представителей, “одно из лекарств, которое получал [Алексис], имеет побочный эффект, который и мог создать проблему”. Он заявил, что его комитет потребовал от Управления по делам ветеранов сохранить все записи, относящиеся к 34-летнему убийце: “мы хотим убедиться в том, что сделано все что требуется, и что управление по делам ветеранов не попытается на ходу подправить сюжет”.
Очевидно, что препарат о котором идет речь – это тразодон, который Алексис получал, согласно сообщению “Нью-Йорк таймс”, в качестве снотворного в больнице Управления по делам ветеранов в Провиденс, Род-айленд. Рецепт на лекарство ему возобновили 28 августа в клинике для ветеранов в Вашингтоне. Тразодон – антидепрессант, который часто назначают от бессонницы, и который известен способностью провоцировать суицидальные мысли, панические атаки, мании и агрессивное поведение. Это психотерапевтическое средство непосредственно связано с несколькими случаями убийств за минувшие шесть лет, включая массовое убийство в салоне в Сил-Бич, Калифорния, в 2011 году, а также инцидент в Мэйне, когда отец Пирли Гудрич был убит, а его мать ранена после того, как Пирли Гудрич сделали укол тразодона в психиатрической клинике. Гудрич жаловался на то, что лекарство “опасно, и вызывает в нем чувство ярости”.
Многие средства массовой информации отреагировали на трагедию в адмиралтействе сообщением о том, что Алексис страдал посттравматическим стрессовым расстройством. Однако “Нэйви таймс” сообщила, что Управление по делам ветеранов в ответ на эти утверждения выпустила заявление, в котором отрицалось, что они когда-либо ставили Алексису такой диагноз или лечили его по поводу психического заболевания. В заявлении, выпущенном 18 сентября, подтверждается, что в августе он дважды получал лечение от бессонницы. “В каждом случае господин Алексис был в здравом уме и ориентирован в настоящем”, - говорится в сообщении. Далее в нем сообщается, что “врачи Управления выясняли [у него] не страдает ли он нервозностью, депрессией или от мыслей о причинении вреда себе или окружающим, на что он ответил отрицательно”.
Тем не менее, дальнейшее рассмотрение этого дела показывает, что врачи уже должны были знать ответы на эти вопросы. Всего за три недели до лечения, полученного в Управлении по делам ветеранов, Алексис попал в историю в Ньюпорте, Род-айленд, где он завязал ссору с прохожим, которого он, согласно полицейскому отчету, “обвинил в том, что тот отрядил трех человек следить за ним, не давал ему заснуть своими разговорами с ним, а также направлял в его тело вибрации”. Полицейский отчет от 7 августа содержит описание Алексисом его попытки скрыться от трех людей, поменяв за ночь несколько гостиниц, где они, тем не менее, продолжали “разговаривать с ним сквозь потолок, пол и стены”, а также применяли “что-то вроде микроволновой машины” чтобы направлять потоки вибраций через его тело и не давать ему заснуть. Он не сообщил полицейским, о чем ему говорили эти трое, но выразил страх перед тем, что они его разыщут. Когда полицейские спросили, был ли кто-то из членов его семьи душевнобольным или имел эпизоды психического заболевания, он отрицал и то, и другое.
Власти Ньюпорта не делали секрета из этой истории. Лейтенант Уильям Фицжералд сообщил “Лос-Анджелес таймс”, что полиция выполнила стандартную для таких случаев процедуру, проинформировав представительство Флота в Ньюпорте. “Мы отправили отчет факсом в тот же день, спустя час после беседы с г-ном Алексисом. Они ответили, что рассмотрят этот вопрос и разберутся с ним”.
Исследования, проведенные Национальными институтами здоровья, показали, что галлюцинации такого рода, которые испытывал Алексис, являются распространенным симптомом биполярного расстройства, в то же время Настольное руководство врача указывает, что тразодон не показан для лечения биполярного расстройства. Оно также призывает проявлять осторожность при сочетании препарата с другими лекарствами, включая антидепрессанты.
Неизвестно, страдал ли Алексис биполярным расстройством, и принимал ли он другие препараты, которые могли нежелательным образом взаимодействовать с тразодоном, после того как врачи Управления по делам ветеранов назначили ему 23 августа это средство. Однако могли ли они проявить больше осторожности, учитывая историю насильственных проявлений со стороны Алексиса, включая инцидент в Ньюпорте 7 августа а также ряд конфликтов с законом начиная с 2004 года и увольнение из ВМС за нарушения дисциплины? Эти сведения должны были насторожить их.
“Серьезные побочные реакции, такие как самоубийство и проявления насилия как правило происходят в этот относительно короткий промежуток времени после начала приема антидепрессанта”, - утверждает Питер Бреггин, эксперт в области психического здоровья, известный критик злоупотребелния психиатрическими препаратами, - люди с известной предысторией насилия, такие как Алексис, подвержены большему риску доведения до крайних насильственных проявлений при воздействии антидепрессантов”.

Надзорная группа в области психиатрии “Международная Гражданская комиссия по правам человека” утверждает, что спровоцированное препаратами насилие не является секретом. В статье, призывающей провести официальное расследование связи между психиатрическими препаратами и актами массового насилия, они указывают:
“Система “Медуотч” учета сообщений о нежелательных побочных реакциях, созданная Управлением по пищевым продуктам и лекарствам, показывает, что в период между 2004 и 2012 годами были зафиксированы 14656 сообщений о насильственных проявлениях, вызванных психиатрическими препаратами – из них 1415 убийств или проявлений наклонности к убийству, 3287 случаев мании и 8219 случаев агрессии. УППЛ признает, что в базу данных попадает менее 1 процента из всех имеющих место серьезных проявлений, так что действительное количество проявлений таких побочных эффектов определенно выше”.

ГКПЧ жалуется на то, что недавнее исследование Министерства обороны в отношении самоубийств среди военных полностью уклонилось от какого бы то ни было обсуждения применения психиатрических препаратов, несмотря на то что их употребление ежегодно возрастало, и это отражено в других документах Министерства обороны. До сих пор федерального расследования связи между психотропными препаратами и насилия не проводилось.

Поскольку Алексис выбрал для своей вспышки ярости адмиралтейство, федеральное правительство теперь вынуждено расследовать, и похоже, председатель Комитета по делам ветеранов Миллер планирует тщательное рассмотрение вопроса. “Нэйви таймс” сообщает, что он намерен допросить сотрудников Управления по делам ветеранов и ожидает рассмотрения всех записей, касающихся Алексиса. “Выражаясь ясно, никакая часть из этих записей не может быть разрушена, изменена, подчищена, стерта, удалена, перемещена или как угодно еще, намеренно или ненамеренно, сделана недоступной комитету, - написал Миллер в своем письме от 18 сентября секретарю Управления по делам ветеранов Эрику Шинсеки, - если практика Управления подразумевает уничтожение, стирание, переработку, перемещение, изменение или избавление от таких материалов, такие практики должны быть прекращены немедленно, и все записи должны быть сохранены”.

источник:

http://www.thenewamerican.com/usnews/crime/item/16595-did-psychiatric-meds-cause-navy-yard-tragedy

Счастливый билет не выпадет им дважды

Оригинал взят у podrabinek в В Россию вернулась карательная психиатрия

Решение Замоскворецкого районного суда Москвы о принудительном лечении Михаила Косенко – это ясный, открытый и недвусмысленный акт использования психиатрии в политических целях. В конце 80-х годов, когда в СССР рушился коммунизм и кончалась Советская власть, казалось, что карательная психиатрия отныне будет вспоминаться только как история. Горькая, позорная, страшная – но история, воспоминание о тоталитарном советском режиме. Сегодня репрессивная психиатрия вернулась в нашу страну. Или это мы вернулись в наше прошлое.
Collapse )

(no subject)

Это хорошо, что вчера заговорили про возрождение карательной психиатрии. В том смысле хорошо, что психиатрию заметили. Проблема только в том, что карательная психиатрия не возродилась вчера, потому что никогда и не умирала. Все это время российская психиатрия пребывала приблизительно в том же виде, в котором нам оставил ее академик Снежневский, дожидаясь, кто же первый обратит на нее внимание — полицейское государство или гражданское общество.

Понятно, кто успел первым. Теперь — наш ход.

http://www.snob.ru/selected/entry/66314#liveJournalRepost_66314

Вместо комментария:

«На протяжении 19-ого века общество развернуло второй фронт в войне против психической болезни. Психиатры и юристы объединили усилия и расширили до сих пор ограниченные сферы приложения недобровольной госпитализации и защиты по невменяемости. Недобровольное психиатрическое освидетельствование и психологические тестирования проникли в каждый закоулок общественной жизни, от школ и до судебных процессов по разводам. Чем теснее срастались между собой психиатрия, закон и образование, тем более необходимыми представлялись недобровольные психиатрические меры.
После Первой мировой войны медицина делала стремительные успехи в том, чтобы контролировать инфекционные заболевания и заболевания обмен веществ, в частности, детские инфекции и диабет. Психиатры имитировали эти открытия тем, что ввели в практику психиатрии так называемые соматические лечения: инсулиновый шок, конвульсии, вызываемые метразолом и электрическим током, и лоботомию.
И так мы прибываем к нынешнему положению вещей – препаратам и деинституционализации. Вновь политики и психиатры требуют перемен в области психиатрии. Теперь они заявляют, что пациенты больны больше, чем мы полагали; что психическое заболевание принуждает их отказываться от приема препаратов, которые поставят их недомогания под контроль; что препараты, которые, как заявлялось когда-то, произвели революцию в лечении хронических психических заболеваний, «неэффективны или неадекватны для применения к пациентам в от 60 до 80 процентов случаев»; что было ошибкой предоставить психиатрическим пациентам свободу, которой они только лишь злоупотребляют, отказываясь от приема препаратов, делающих их здравомыслящими и исполняющими законы. Соответственно, предлагаемая реформа предсказуема: больше денег на программы психиатрической помощи и исследования новых психиатрических препаратов; больше правового и медицинского контроля в отношении пациентов; больше психиатрического образования, чтобы распространять истину о психической болезни.
Что бы ни утверждала вошедшая в моду риторика, деинституционализация не имеет ничего общего с препаратами или гражданскими правами. Я пытался показать, что подобно тому, как приписывание пациенту психического заболевания и опасности служит в качестве оправдания для институционализации (помещения в психиатрический стационар) пациента, точно также приписывание нейролептикам - терапевтической эффективности, а психиатрам – озабоченности вопросами ценностей гражданской свободы, служит оправданием для деинституционализации их пациентов.
История психиатрической реформы времен распада Советского Союза иллюстрирует правоту такого истолкования.
В 1988 году советские политики росчерком пера сняли «с государственного психиатрического учета два миллиона человек с целью предотвратить психиатрические злоупотребления в отношении здоровых граждан». Пусть на мгновение, но психиатры-коммунисты признались в том, в чем не решится признаться ни один капиталистический психиатр, а именно: что они заведомо заключали в сумасшедшие дома здоровых людей. «Ленинградский психиатр М. М. Кабанов признал, что в прошлом некоторые врачи принимали решение направлять людей в стационар, к примеру, за чтение работ Булгакова или стихов и поэм Пастернака. Повторения таких ошибок нельзя допускать».
К сожалению, то, что Кабанов назвал «ошибками», вовсе ошибками не было. Это был результат исполнения советскими психиатрами политически корректных психиатрических правил, согласно которым, было правомерным диагностировать девиантное поведение такого рода в качестве психического заболевания, оправдывающего помещение в стационар. Сходным образом, деинституционализация – это не триумф медицинской науки, и не провал медицины. Это просто результат исполнения американскими психиатрами господствующих сегодня политически корректных психиатрических правил, согласно которым, хронические пациенты психиатров, должным образом оглушенные нейролептиками, могут быть правомерно выписаны из психиатрических учреждений»

Thomas Szasz, "Cruel Compassion"

психиатр Питер Бреггин: комментарий по случаю массового расстрела в штабе ВМС США

Этот краткий анализ предлагается в ответ на сообщения о том, что Аарон Алексис, совершивший массовое убийство в здании ВМС США, начал прием тразодона в качестве снотворного в клинике Управления по делам ветеранов в Провиденс и продолжил его 28 августа в Управлении по делам ветеранов в Вашингтоне, округ Колумбия. Спустя двадцать дней, 16 сентября, он совершил известный акт насилия. Имеется несколько побочных реакций, таких как суицидальные проявления и проявления насилия, которые проявляются в течение этого относительно краткого периода после начала приема антидепрессантов. Люди с предшествующей историей насильственного поведения, такие как Алексис, подвержены повышенному риску побуждений к насилию при воздействии антидепрессантов.

Антидепрессанты способны вызывать широкий спектр связанных с возбуждением побочных эффектов, напоминающих воздействие амфетаминов, которые могут повлечь за собой проявления насилия или оказать дополнительное побудительное воздействие, подталкивающее к насилию. Утвержденная Управлением по пищевым продуктам и лекарствам США маркировка для тразодона отмечает следующие побочные эффекты: тревожность, возбуждение, панические атаки, бессонница, беспокойство, враждебные реакции, агрессивность, импульсивность, акатизия (психомоторное возбуждение), гипомания и мания.

Невзирая на то, что тразодон широко назначают в качестве снотворного, у некоторых пациентов он может вызвать крайнее возбуждение. Статистика таких эффектов, как тревожность, нервозность, возбуждение и гипомания, представляющих собой факторы риска с точки зрения побуждения к насильственному поведению, для него выше, чем для других антидепрессантов, таких как пароксетин (паксил) и сертралин (золофт). Тразодон блокирует удаление серотонина из синапса тем же самым способом, как это происходит при приеме СИОЗС (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина), таких как прозак (флуоксетин), паксил и золофт; соответственно, он оказывает похожее опасное воздействие.

Руководство по применению тразодона, напечатанное на обороте одобренной УППЛ маркировки препарата, предупреждает пациентов в отношении «агрессивного поведения, приступов гнева или насилия». Оно также предупреждает в отношении «действий, вызванных опасными побуждениями» во время приема тразодона.

Источники:

История приема лекарства, изложенная в Нью-Йорк таймс:  http://www.nytimes.com/2013/09/18/us/washington-navy-yard-shootings.html?pagewanted=all&_r=0

Одобренная УППЛ маркировка, включая руководство по применению тразодона, может быть получена в интернете на сайтах Drugs.Com, FDA.gov и других источниках.

Научные данные и отдельные истории, касающиеся насилия, вызванного приемом препаратов, приведены в книге Peter R. Breggin, MD. Medication Madness: The Role of Psychiatric Drugs in Cases of Violence, Suicide and Crime. New York: St. Martin’s Press, 2008.















оригинальное сообщение:









Исследование подтверждает, что антипсихотики вызывают сокращение ткани головного мозга

Патрисиа Келиа О'Меара

Препараты-антипсихотики способы вызывать усыхание головного мозга. Таково заключение очередного исследования, в рамках которого рассматривались собранные на протяжении самого длительного периода данные о сканировании мозга, документируя нежелательное воздействие на ткани мозга противопсихотических препаратов.

Согласно автору исследования, профессору университета Айовы Нэнси Андреасен, «чем выше дозировки антипсихотических препаратов, тем больше утрата тканей мозга». Далее Андреасен объясняет, что «лечение антипсихотиками оказывает негативное воздействие на мозг, так что... мы должны сделать известным, что их следует применять крайне осторожно, поскольку, хотя побочных эффектов у них намного меньше, чем у других препаратов, они определенно не свободны от проблем и могут влиять на здоровье и благополучие людей, которым мы служим, на протяжении всей жизни».

Андреасен считает результаты исследования «весьма огорчительными». Учитывая, что более шести миллионов людей, включая один миллион детей (из них 28 тысяч в возрасте до пяти лет) принимают антипсихотики, понятно, почему автор исследования счел эти данные «огорчительными».

Они расстроили бы кого угодно, у кого имеется голова на плечах. Усыхание мозга — это плохо, что бы его ни вызывало. Особенно плохо, если оно вызывается психиатрическим средством, которое должно служить «лечебной мерой».

Препараты-антипсихотики, такие как сероквель, абилифай, зипрекса, риспердал и геодон, не одобрены для лечения детей (возраст 18 лет и младше), однако почти тридцать тысяч детей в возрасте пять лет и младше в настоящий момент получают по рецепту препараты, разрушающие мозг.

Более того, применение антипсихотиков долгое время называли «химической лоботомией» потому, что в действительности они прерывают нормальное функционирование мозга. Помимо усыхания мозга, антипсихотики способны вызвать полноту, повышенное кровяное давление, повышенный уровень холестерина и диабет.

Имеется также побочный эффект под названием «поздняя дискинезия» - потенциально необратимое неврологическое расстройство, проявляющееся в недобровольных и неконтролируемых движениях, включая спутанную речь, тремор, боязнь, неспособность оставаться в покое и паранойя.

Управление по пищевым продуктам и лекарствам (УППЛ) требует, чтобы упаковки с антипсихотиками имели маркировку с предупреждениями в черной рамке — самое серьезное предупреждение со стороны УППЛ, касающееся способности антипсихотиков увеличивать риск смерти пожилых людей с деменцией.

Международные ведомства, регулирующие рынок препаратов, выпустили не менее 55 предупреждений в отношении антипсихотиков, и только УППЛ получила более 120 тысяч сообщений о нежелательных проявлениях, связанных с антипсихотическими препаратами, включая диабет, панкреатит, тремор и даже смерть.

Профессор Андреасен очевидно была настолько удивлена результатами исследований, что на протяжении двух лет их сохраняли в тайне, полагая, что полученные сведения неточны. К несчастью, сведения были точны, и Андреасен обдумывала влияние, которое эти сведения окажут на общество.

«Воздействие [этих сведений] мучительно, поскольку психиатры, пациенты и их родственники не знают, как истолковывать эти данные. Следует ли нам прекратить использование антипсихотиков? Следует ли нам ограничить их применение?»

Что ж , давайте обдумаем ответ на этот вопрос. Антипсихотические препараты вызывают усыхание мозга, избыточное увеличение веса, диабет, позднюю дискинезию, тремор, спутанность речи, боязнь и ряд других побочных эффектов.

Вроде бы, не бином Ньютона. Но может быть, вопрос был поставлен неверно. Может быть, спросить следовало — а какова светлая сторона приема антипсихотиков?

источник:

Honey, They Shrunk My Brain—Study Confirms Antipsychotics Decrease Brain Tissue

Право быть ненормальным. Наука и технологии России

Право быть ненормальным. Наука и технологии России

В фильме, о котором идет речь, имеется поразительный эпизод. Авторы цитируют статистику ВОЗ об учащении самоубийств на рабочих местах, а затем показывают французского мужичка лет за пятьдесят. Мужичок - или плотник, или сапожник. Можно понять, что знающий свое дело. В стационаре - из-за попытки суицида. История болезни такова: сперва государство запретило сверхурочные работы. Охрана труда, забота о рабочем человеке прежде всего, понятное дело. Мужичок потерял в деньгах. Затем прошло немного времени, запретили премиальные выплаты за переработку. А на это он не рассчитывал. Подсчитал свои доходы и расходы  - и полез в петлю. Его вынули из петли, диагностировали депрессию и теперь он сидит ан антидепрессантах. Поставить диагноз и дать таблетку для счастья конечно же всегда будет проще,  чем ставить вопрос о целесообразности запрета людям работать.